Крымология 2.0 Воскресенье, 19.08.2018, 06:23
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории раздела
Мои статьи [12]
krymology1.0 [287]
Связность сайта [3]
k001 Феодосия [9]
k002 Киммерия [0]
k003 Крым [0]
Биографии [4]
Биографии: Память [12]
Селения [52]
Красная книга Крыма [28]
На кириллице (foreign) [8]
НеКрым [8]
2018 [9]
Lifestyle [22]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » krymology1.0

Исход христиан из Крыма в 1778 году
 

Исход христиан из Крыма — событие, произошедшие в 1778 году и предваряемое сложными переговорами между духовными лидерами трёх христианских общин (греческо-православной, армянской и католической), крымским руководством (в лице хана и глав знатнейших родов) и целым сонмом российских государственных деятелей (включая императрицу Екатерину, Потёмкина, Румянцева, Суворова, посланника при бахчисарайском дворе Константинова и иных), длившиеся с 1771 года. В результате событий 1778 года Крым покинули более 30 тысяч христиан, что составляет несколько более половины их числа на полуострове.

Содержание

 [показать] 

Причины переселения

Необходимость заселения и освоения новоприсоединённых земель (территории будущей Екатеринославской губернии, в частности Приазовья)
Опасность вооруженного межнационального конфликта на территории ханства, могущего возникнуть из-за роста социальной напряженности и подстрекаемых Турцией радикальных настроений среди определённой части мусульман
Необходимость усиления роли крымского хана в его новом государстве (к старому Крымскому ханству были присоединены Южный берег Крыма с его высокоинтенсивным земледелием и город Кефе с его международного значения ремесленными производствами), создания личного домена сопоставимых масштабов с владениями крупнейших феодальных династий.
Экономический упадок на Крымском полуострове и значительное снижение трудоёмкости экономики. Что в последствии могло привести к росту настроений, подобным немецким в 1929-1933 годах. Т.е. к призывам и действиям по вытеснению христианского населения с господствующих позиций в экономике ханства, занимаемых им накануне исхода. Методы могли быть от относительно цивилизованных — возвращения к османской системе налогообложения (с дополнительными налогами на вероисповедание); до весьма жестоких — конфискаций движимого имущества (в первую очередь того огромного поголовья скота, которым владели христиане до исхода, и которое вывели вместе с собой во время него).
Необходимость разрядить внутриполитическую обстановку в ханстве, накалившуюся из-за предоставления равных прав христианам (что было не приемлемо для части мусульман ни с политико-идеологической, ни с экономической точки зрения)

Выгоды и убытки сторон

Российское государство

Получило на многие десятилетия локомотив экономического развития в Приазовье (город Мариуполь, который до самого конца XIX века рос быстрее внутренних областей Донбасса)
Развязало себе руки в случае войны с Османской империей на территории Крыма. За отсутствием христианского населения (или, по крайней мере, наиболее пророссийской его части) не было необходимости защищать его от ужасов войны, которые могли бы явить турки своим бывшим поданным (как показали дальнейшие события, туркам было не до организации геноцида, но, тем не менее, такой вариант не исключался).

Греческое население

Получало надёжную защиту от любых военных потрясений (и в действительности в течение 140 лет - до 1918 года, греков Приазовья не разу ни беспокоили военными действиями; в то время как в Крыму было как минимум 2 войны)
Освобождалось от рекрутской повинности на 100 лет, т.е. фактически навсегда, так как в 1878 году в Российской империи уже была введена всеобщая воинская повинность.
Получало значительные налоговые льготы, прямую государственную помощь и земли, ранее уже обрабатывавшиеся (украинскими колонистами, которые были переселены в район Павлограда, чтобы не стеснять свободу греков)
Некоторая часть крупных собственников (скотопромышленники) получили доступ к обширным пастбищам азовских степей, что в известной степени компенсировало утраченные крымские; с другой стороны как иные (владельцы мельниц и садов) понесли убытки.
После 1883 года определённая часть греков вернулась в Крым

Крымский хан

Весьма значительно увеличил свои личные владения, а значит упрочил положение среди своих вассалов, чьи владения были до того во много раз обширнее ханских.

Мнение христианской общины о предстоящем переселении

Отношение к планам российского правительства было весьма разным, от активного содействия со стороны старых друзей империи, объективно опасавшихся за свою жизнь в случае антихристианских волнений, до разной степени неприятия, особенно среди зажиточных горожан, плотно интегрированных в экономику ханства и не видящих в исходе ни экономической, ни культурно-этнической себе пользы. Духовенство оградило свои интересы особыми договорами с российским правительством, в соответствии с которым священники для крымских христиан должны были выбираться исключительно из их же среды.

[«] Это было в марте 1778 года апреля 23 числа, в день Св. Пасхи, после литургии в Успенском Бахчисарайском скиту. Игнатий предложил христианам выход. Христиане, полагая, что духовный их отец стал агентом подкупной системы русских, приняли предложение недоверчиво, не понимая всей важности предложения русского правительства. ... Весть о выходе христиан разошлась по всему Крыму; татары с крайним негодованием говорили о выходе и пеняли на хана, который равнодушно смотрит на распоряжения русских. Крымские старшины несколько раз подавали прошение хану, чтобы он прекратил выход, но он, опутанный политикой русских, отвечал им уклончиво. Со своей стороны, и христиане не меньше татар противились выходу. Вот что говорили евпаторийские греки на предложение выйти из Крыма: „Мы его светлостью ханом и отчизной своей довольны; от предков своих платим дань своему государю, и хоть саблями нас рубить будут, то мы все-таки никуда не уйдем“. Армянские христиане в прошении к хану говорили: „Мы слуги ваши и подданные триста лет тому назад, как живем в государстве вашего величества в удовольствии и никогда от вас беспокойств не видели. Ныне же нас хотят отсюда вывести. Ради Бога, Пророка и предков ваших нас, бедных рабов ваших, просим от такой напасти избавить, за что за вас Бога молить будем непрестанно“. Разумеется, что прошения эти нельзя принимать за чистую монету, но они показывают, что христиане не выходили из желания или из страха. Между тем, Игнатий, претерпевая огорчения от христиан, продолжал свои неусыпные старания по делу выхода: писал увещевательные грамоты, рассылал по селам священников и преданных выходу людей и вообще старался составить партию желающих выхода. Русское правительство в этом ему содействовало.[1] [»]

Возможные иные мотивы
Финансовая заинтересованность духовенства

Современники и позднейшие исследователи обвиняли духовных лидеров трёх христианских общин Крыма в получении денег от российского правительства:

[«] В награду за содействие в выводе христиан из Крыма митрополит Игнатий получил 6550 р. ассиг., архимандрит Маргос — 2820 р., католический пастор Яков — 1250 р. Всем трем на покупку двух карет, двух колясок, лошадей и упряжи дано 2799 р. Весь вывод христиан обошелся правительству в 230 тысяч руб. ассиг.[2] [»]

«Эти данные можно объяснить и по-другому, а не только как плату или взятки за определённые услуги. Для обоснованияна новых местах и греческой, и армянской церкви нужны были деньги и деньги эти Россией были даны»[3].

Церковно-политические мотивы
Стремление ослабить Крымское ханство
Исход христиан и новое христианское население Крыма (по Юлиану Кулаковскому)

См. также: Кулаковский, Юлиан Андреевич

Из числа иерархов, занимавших эту кафедру после времен св. Иоанна Готского, известны нам имена лишь немногих; таковы: ( ... ) Игнатий, прибывший из Константинополя[*]. Русская жалованная грамота от 14 марта 1779 года называет его «митрополитом Готфейским и Кафайским». При нем, по его инициативе и непосредственном участии состоялось переселение крымских христиан в новые места жительства на побережье Азовского моря, где возник тогда же город Мариуполь. 23 апреля 1778 года, день Пасхи, митрополит Игнатий после литургии в пещерной церкви Успенского монастыря близ Бахчисарая объявил своей пастве о состоявшемся с русским правительством соглашении, и после разного рода затруднений, которые преодолел своей энергией и распорядительностью Суворов, состоявший тогда при Румянцеве, переселение совершилось, не взирая на протест, как Татар, так и самих христиан. По точным современным данным число всех переселенцев было 31280 человек. В это число входили, впрочем, и Армяне, поселенные затем в городе Нахичевани. В «ведомости», представленной митрополитом Игнатием в 1783 году, перечислены 60 селений и 6 городов, откуда вышли люди его паствы. Они покинули 54 церкви в селениях и 22- в городах (Бахчисарай, Карасу-базар, Старый Крым, Ялта, Балаклава и Козлов, т. е. Гезлев, ныне Евпатория). Кроме того, митрополит поминает о 20 разоренных или заброшенных церквях в городах и селениях. Монастырь назван всего один – Гергиевский близ Балаклавы, в котором было тогда всего три монаха. Общее число священников во время исхода было 83.[19] В списке митрополита Игнатия отсутствуют имена городов: Сугдея, Мангуп-кале, где в XV веке была кафедра Готской епархии, и Херсон, или турецкий Сару-кармен. Очевидно, эти города были тогда в полном запустении и растеряли свое христианское население. Свою национальную святыню, явленную икону пещерной церкви в селении Майрум близ Бахчисарая (ныне Успенский монастырь), христиане увезли не без затруднений и с большими предосторожностями, так как она пользовалась почитанием и со стороны татарского населения, и ее пытались задержать даже на пути. Переселенцы устроились на новых местах Азовского побережья, и центральным пунктом их селений стал город Мариуполь.

Не все христиане ушли тогда из старых насиженных мест: многие ради того, чтобы остаться, переходили в мусульманство, и среди нынешнего горского татарского населения не мало потомков крымских Готов, которые обличают свою принадлежность к арийской расе, как своим типом, так и физическим складом. То греческое православное население, которое живет в настоящее время в Балаклаве и соседних селениях: Каран, Кадыкой, Комара и далее в горах в Кеременчике и лаке, не имеет ничего общего с туземцами старых времен. Оно происходить от греческих выходцев, которые присоединились к Русским во время экспедиции графа Орлова-Чесменского в Архипелаге, и по окончании войны были поселены в Керчи, Еникале и Таганроге. Позднее им дано было поручение усмирить Татар южного берега, и предоставлены новые земли для поселения.

Покинутые христианами в 1779 году селения одни запустели и пришли в разрушение, другие заняты были туземцами-мусульманами, некоторые попали через несколько лет во владение вышеупомянутых греческих выходцев, так называемого «Албанского войска», а два – Мангуш и Биа-сала заселены были переселенцами из России. Лишь Аутаке близ Ялты живут потомки старого христианского населения Крыма. Здесь было поселено несколько семейств, воротившихся из Мариуполя по вызову графа Воронцова, чтобы заняться промыслом ловли устриц. Впоследствии они были причислены к Албанскому войску и смешались с этими новыми обитателями Крыма.

Сноски

[*] — на сайте фонда стоит «в 1779 году», что совершенно не возможно. В авторской редакции эта дата не упоминается => Здесь опущена.
[19] З.О.О. XIV 136-141.
Цитируется по книге Ю.А. Кулаковского «Прошлое Тавриды» (в версии Фонда «Москва-Крым»[4], авторская редакция, переизданная Институтом востоковедения НАНУ в 2002 году, отличается более резкими оценками в адрес Татар).

Крымские христиане на новом месте
Греко-православная община

По материалам работы С.А.Калоерова на портале azovgreeks.info[5]

Греческая община, включаящая также волохов и грузин, после переговоров между митрополитом Игнатием и российским правительством оказалась, вместо не устраивающих её мест в районе Екатеринослава, в Приазовье. Был основан город Мариуполь и несколько десятков деревень. Многим из них были даны крымские названия.

Административное деление новых земель

Административное деление Новороссийского края (к которому относилось среди прочего Северное Приазовье, а также крепости Керчь и Ени-Кале) на уезды и границы уездов перед выходом христиан из Крыма отличалось большой нестабильностью. В сентябре 1779 г. было принято решение о создании Мариу­польского уезда. Но он сразу не был сформирован. Его создание стало реальным после указа по Азовской губернской канцелярии от 24 марта 1780 г. по воплощению положений ордера Потемкина от 29 сентября 1779 г. Мариупольский уезд был создан на частях Павлоградского-на-Кальмиусе и Волководского уездов. Мариупольский уезд имел сугубо греческое население и мог считаться собственной территориальной единицей крымских греков, поселившихся в Приазовье.

В 1784 г. было принято новое деление России на губернии. Новороссийская и Азовская губернии были объединены в Екатеринославское наместничество, называе­мое также Екатеринославской губернией. Оно состояло из 15 уез­дов. Бывшие Мариупольский и Таганрогский уезды были объединены в один - Мариупольский, с администрацией в Токмаке. Теперь Мариупольский уезд был уже не греческим. Но Мариуполь и гре­ческие села управлялись Мариупольским греческим судом, состав­ляя Мариупольский греческий округ, просуществовавший до 1869 г., когда Мариупольский греческий округ был ликвидирован с упразд­нением Греческого суда.

Мариуполь

Практически все исследователи до конца XIX века не сомневались, что Мариуполь основан греками. При этом одни годом основания считали 1779 г., когда были определены границы Мариупольского греческого уезда и примерное место строительства города Мариуполя, другие основание города датировали 1780 годом, когда на самом деле возник город. Г. И. Тимошевский впервые высказал версию, что в Мариу­поль был переименован ранее созданный до заселения греков г.Павловск (Павлоград). Эта идея в советское время была подхвачена мариупольскими авторами и внедрена в ряд солидных изданий. Так или иначе, отметим важный с точки зрения самого мариупольского населения XIX века факт, что именем город обязан Мариампольскому монастырю (он же Успенский скит под Бахчисараем), бывшему до исхода центром духовной жизни крымских христиан греческого обряда[6].

Сёла

Кроме Мариуполя, в Приазовье греками (грузины и волохи здесь отнесены к грекам) при заселении было основано 21 село.

Вот названия этих сел в 1780 г.: Камара (ныне Комар), Салгир Янисала или Большой Янисоль (Великая Новоселка), Керменчик (Старомлиновка), Богатырь, Константинополь, Улаклы - все ныне в Великоновоселковском районе; Бешев (Старобешево), Каракуба или Большая Каракуба (Раздольное), Стыла - все ныне Старобешевского района; Ласпи (Староласпа), Карань (Гранитное), Чермалык (Заможное) - все Тельмановского р-на; Малая Янисала или Малый Янисоль, Чердакли (Кременевка) - Володарского р-на; Мангуш, Ялта, Урзуф - Першотравневого р-на; Сартана, Старый Крым - оба ныне в черте г.Мариуполя.

В нынешнем Великоновоселовском рай­оне между селами Константинополь и Улаклы в1779 г. было осно­вано и село Чембрек. Но его жители в конце 1781 г. поселились вблизи Малого Янисоля, вместе с которым создали одно поселение. Грузины с волохами основали с.Георгиевку. Позже оно стало назы­ваться Игнатьевкой, ныне - Староигнатьевкой. Грузины Игнатьевки со временем ассимилировались в греческой среде и в настоящее время они считают себя греками. Волохи в дальнейшем вышли из Игнатьевки и образовали Ново-Игнатьевку. Таким образом, при переселении были основаны город Мариуполь и 21 село, через пол­тора года сел стало 20.

1. Камара — По правой стороне устья Мокрых Ялов
2. Салгир Янисала — По правой стороне Мокрых Ялов между Осыковатой и Лозо-ватой балками
3. Керменчик — По левой стороне Мокрых Ялов, по правой стороне Кобыльной Балки до весны 1781 г., затем по правой стороне реки
4. Богатырь — На Волчьей между Мокрыми и Сухими Ялами
5. Константи­нополь — По левой стороне Сухих Ялов
6. Чембрек — При Волчьей по правой стороне Сухих Ялов
7. Улакли — По левой стороне Волчьей при балке Осиковатой
8. Бешев — По правой стороне Калмиуса пониже устья Береснеговатой
9. Каракуба — По правой стороне Кальмиуса, по левой стороне устья Волновахи
10. Стыла — По левой стороне Мокрой Волновахи
11. Ласпи — По правой стороне Кальмиуса между реками Волноваха и Дубовая
12. Георгиев-ка — На верховье Дубовой Балки по правой стороне
13. Карань — По правой стороне Кальмиуса, по левой устья Столовой Балки
14. Чермалик — По правой стороне Кальмиуса, повыше Вербовой Балки
15. Сартана — По правой стороне Кальмиуса
16. Старый Крым — По правой стороне Калца, по левой стороне Водяной Балки
17. Мангуш — При вершине речки Белосарайки
18. Ялта — По Азовскому морю по правой стороне устья Белосарайки
19. Узуф — По Азовскому морю по левой стороне устья Зеленой
20. Чердакли — По левой стороне Калца
21. Малая Янисала — По левой стороне Калца

Имена сёл

Очевидно, что большинство имён было перенесено греками на новую родину из Крыма. Даже человек неподготовленный может провести аналогии между следующими сёлами Приазовья и Крымом

1. Камара — Камара (Оборонное) Балаклавского района Севастополя
2. Салгир-Янисала — Яны-Сала (Чайковское) Симферопольского района
3. Керменчик — Керменчик (Высокое) Бахчисарайского района
4. Богатырь — Богатырь Бахчисарайского района
5. Константи­нополь
6. Чембрек
7. Улаклы — Улаклы (Глубокий Яр) Бахчисарайского района
8. Бешев — Бешуй (Дровянка) Симферопольского района, ныне не существует /в долине Альмы/
9. Каракуба
10. Стыла — Стиля (Лесниково) Бахчисарайского района, ныне не существует /в бассейне верхней Качи/
11. Ласпи — Ласпи Балаклавского района Севастополя
12. Георгиевка
13. Карань — Карань (Флотское) Балаклавского района Севастополя
14. Чермалик
15. Сартана — Сартана (Алексеевка) Белогорского района
16. Старый Крым — Старый Крым
17. Мангуш — Мангуш (Прохладное) Бахчисарайского района
18. Ялта — Ялта
19. Узуф — Гурзуф
20. Чердакли
21. Малая Янисала — Яны-Сала (Новополье) Бахчисарайского района или Яны-Сала (Красносёловка) Белогорского района

Урумы и румеи

[«] Находясь в Крыму более 3 веков в сфере турецкого господства и живя более 5 веков с татарами, греки под действием жесточайших преследований стали перенимать турецко-татарский язык. При вы­ходе из Крыма большинство из них уже говорили на так называемом урумском языке, сохранившем в своем словарном составе неболь­шое число греческих слов. Другая часть греков, находясь в мень­шем контакте с татарами, сохранив больше элементов греческого языка, говорила на «смешанном греческо-турецком языке», назван­ном ими румейским или эллинским. Греков, говорящих на урумском языке, называли базарянами, сами они себя называют урумами. Греков с румейским языком называли татами, а они называют себя ромеями или эллинами. В 30-е годы XX века по чьему-то злому умыслу указанные группы греков были названы греко-татарами и греко-эллинами[7] [»]

Жизнь в Приазовье не сблизила урумский и румейский языки между собой, и еще больше отдалила их от литературного греческого языка. Не имея школ на литературном греческом языке, почти каждое село говорило на своем диалекте. Кроме того, в язык греков глубоко стал проникать русский, ставший официальным языком для Мариупольского греческого округа.

В настоящее время исследователи отмечают наличие в При­азовье 5 румейских и 7 урумских диалектов. То есть греки Приа­зовья говорят на 12 диалектах, порой совсем далеких друг от друга и от современного греческого языка. Известный исследователь румейских диалектов профессор А. А. Белецкий указывает, что да­же близкий к новогреческому языку урзуф-ялтинский диалект содер­жит более 35% тюркских слов[7]

Армяно-апостольская община

Армяно-григорианской общине (т.е. общине армян, являющихся прихожанами армяно-апостольской церкви), как и всем другим общинам, изначально были выделены земли в районе Екатеринослава. Из-за неудачности этих земель (заселённости и не самой подходящих для традиционных способов земледелия ландшафтов), армяне-григориане массово пересились в низовья Дона, основав там город Нор-Нахичеван (Новая Нахичевань).

Католическая (армяно-католическая) община

В период позднего Крымского ханства единственными католиками на полуострове были армяне, принявшие католическую веру, называемые армяне-униаты или армяне-католики[8]. Во ходе переселения 1778 года армяне-католики получили земли в Поднепровье, в районе будущего Екатеринослава (Днепропетровска), небольшая часть из них последовала вместе с армянами апостольской церкви в Нор-Нахичеван (сейчас часть Ростова-на-Дону)[9].

Христиане в Крымском ханстве 1778-1783 годов

Чуть менее половины христиан отказалось переселяться из Крыма, решив остаться на землях своего исконного расселения. Учитывая, что среди вышедших греки составляли чуть больше 50%, то следует полагать, что на территории Крымского ханства их осталось около 10 тысяч. Столько же осталось армян. Об армянском населении существуют прямые свидетельства, указывающие на отъезд значительной его части в Турцию ещё до войны 1766-1774 годов, и постепенное возвращение оттуда после нормализации обстановки в Крыму. История же греческой общины в значительной мере покрыта тайной. Существует весьма авторитетное мнение, что большая часть греков, оставшихся в Крыму, приняло ислам и, будучи тюркоязычными уже несколько поколений до того, растворилось сначала с точки зрения официальной статистики, а чуть позже и с точки зрения самоидентификации, среди южнобережных и предгорных татар. Однозначно лишь то, что сколь насильственными бы не были методы обращения в новую веру, они не могли вытравить из греков их природного вероисповедания за краткий срок от исхода части общины, предводимой духовенством, в 1778 году до присоединения Крыма к России в 1783 году. Процесс слияния крымских греков с татарами произошёл уже при Российском правительстве, и благодаря его политике поддержки ислама в Крыму. Эта политика доходила в своём стремлении оградить татар от всяческих потрясений до откровеннейшего не внимания к развитию православной церкви и создания столь явных экономических стимулов оставаться в мусульманской вере, что даже недавние христиане не предпринимали попыток вернуться в веру отцов.

В 1851 году (через 68 лет после присоединения Крыма) архиепископ Иннокентий писал в отчёте Священному Синоду:

[«] Должно полагать, что по нынешнему Своду Законов для магометан гораздо выгоднее оставаться в мусульманстве, нежели переходить в христианство; ибо вместе с сим переходом он тотчас подвергается разным, новым для него повинностям, как-то: рекрутскому набору, платежу больших податей и проч. ... Самая справедливая и здравая политика требовала бы устранить это препятствие, по крайней мере на столько, чтобы магометанин, по переходе в христианство... сохранял бы прежнее права пожизненно. [»]

Возрождение христианских общин в Крыму

В вопросе о возвращении старожильческого христианского населения в Крым следует отметить следующие моменты:

Христиане Керчи и Ени-Кале вообще никуда не уезжали
Христиане крупных городов Кефе, Карасубазара, Бахчисарая пострадали от войны не менее татар, и вследствие этого:

Мигрировали в пределы Османской империи, с которой были связаны экономически, культурно (светская культура Турции была общей для греческого и турецкого населения) и религиозно (глава их церкви - патриарх Константинопольский имел резиденцию в столице Османской империи)
Это же касается и армянского населения, в чьей среде родственные связи Кефейских и Стамбульских семей были делом обычным.
Бежали в горы, где ремесленники простых специальностей вполне могли найти себе работу. Процессы реурбанизации характерны для времён военной нестабильности и упадка городов и наблюдались по всей Европе при возникновении обстоятельств, подобных крымским в 70-80-е годы XVIII века.
Бежали под защиту Российских крепостей и особенно тех, где имелись национальные органы самоуправления (подобные, Боспорскому магистрату в Керчи и Ени-Кале)

Сельское население Южнобережья ввиду широчайших связей с противоположным берегом Чёрного моря, могло составлять костяк тех самых «татар, которых тщетно пытались удержать от эмиграции и не удержали».
Процессы, происходившие в религиозном сознании отказавшихся от переселения крымских христиан, совершенно не изучены. Тем не менее, криптохристианские черты культуры южнобережных татар весьма ощутимы, что позволяет предположить, что именно здесь следует искать невесть куда пропавших православных крестьян ЮБК.

В конечном итоге, наибольшая преемственность имела место среди армяно-григорианской общины, костяк которой оставался в Крыму все бурные времена предшествующие и воспоследовавшие присоединению Крыма. Центры духовной жизни крымских греков переместились в Приазовье, а обновлённая греческая община полуострова выстроила новую систему организации религиозной жизни, обращенную ко всей истории христианской церкви в Крыму, и лишь немного — к ближайшим векам. (Выражение это нашло, к примеру, в упадке Успенского скита и развитии взамен него Херсонесского и Инкерманского монастырей).

 

Категория: krymology1.0 | Добавил: krymologycom (25.05.2016)
Просмотров: 167 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Права использования «Крымология» © 2009–2018uCoz